Домашняя >> Заметки путешественника >> Водопады Израиля. Нахаль Аюн
 

Водопады Израиля. Нахаль Аюн.
 
 Ирина Комарова
 
«Такая поездка бывает только раз в году» - ласково журчал голос туроператора Славы. – Сейчас на Хермоне тает снег и вся вода идет в заповедник! А летом все просто высохнет, не будет ни одного водопада, летом мы туда даже не ездим – нечего делать! Нужно ехать сейчас, иначе ты будешь жалеть всю жизнь!»
Я пообещала подумать и, поставив телефонную трубку на базу, честно задумалась. Положим, насчет того, что я буду жалеть всю жизнь, Слава немного погорячился – вряд ли отказ от поездки меня так сильно расстроит. С другой стороны – водопады, цветы, живописные пейзажи и, как он мне процитировал рекламную листовку: «потрясающие виды верхней Галилеи, Ливана и горы Хермон» - это, как говорится, «моя тема». К монастырям, к старинным, со славной историей, городам и древним развалинам я, чаще всего равнодушна, гораздо больше удовольствия мне доставляет возможность полюбоваться живой природой. Даже на острове Родос, помню, первым делом мы отправились в зоопарк. Так почему бы не потратить субботний день на знакомство с заповедником НахальАюн и его чудесными водопадами? Отрицательных моментов в этой идее было только два. Во-первых, в автобус надо было сесть без пятнадцати шесть утра, значит, и вставать придется, не позже пяти. Грустно. Но, ничего страшного – поспать можно и в автобусе. Во-вторых, сама дорога. Ехать надо на север, практически, на другой конец страны, а это часа четыре в одну строну. Хотя – что тут такого, четыре часа? Нам ли, для которых поездка в Москву (от 10 до 12 часов в машине), была почти привычной прогулкой, смущаться и задумываться? Тем более, если обещают водопады и цветущие горы? Да и вообще, что-то мы давно из дома не выбирались – пора проветрится!
Туманным, холодным, неприятно-влажным (одним словом, очень ранним) субботним утром, мы погрузились в автобус и отправились в заповедник Нахаль Аюн, на встречу с водопадами. Кстати, нахаль – это ручей, аюн – сила, мощь. Так что, если не придираться, название заповедника можно перевести, как Большие Ручьи. А что, по-моему, очень мило.
Признаюсь честно, большую часть дороги на север я, как и собиралась, мирно проспала. Поэтому если Алекс, наш экскурсовод, что и рассказывал о местах, которые мы проезжали, все это прошло мимо. Впрочем, не думаю, что он особо усердствовал – хотя автобус был полон, большая часть экскурсантов если и не спали крепко, то дремали. Проснулись все, когда мы около десяти утра подъехали к Метуле.
Метулу Алекс убедительно просил не называть городом, уверяя нас, что статуса города это поселение не имеет. Нам было все равно и мы пообещали. Так вот, Метула, очень симпатичное поселение. Основанное больше ста лет назад (земля была куплена у друзов), разделенное и разоренное во время Войны за Независимость, сейчас оно выглядит очень аккуратным и ухоженным. Автобус немного покружил по узким улочкам – много зелени и скромная, без особых изысков, но приятная глазу архитектура. Основная достопримечательность Метулы – крытый каток. Туда приезжают со всей страны любители покататься на коньках, а так же, именно в Метуле проводит тренировки сборная Израиля по фигурному катанию. Но мне более интересным показался небольшой дом с выложенной кирпичами надписью на фронтоне: «байт ришон» - «первый дом». Алекс объяснил, что это самый первый дом в поселке, именно с него начиналась Метула. Трогательно, правда?
В поселке два основных источника дохода – сельское хозяйство и туризм. Климат там очень хорош, полезен для астматиков и сердечников, поэтому очень многие держат крохотные гостиницы – «циммеры», куда можно приехать на выходные или на неделю-другую отпуска, подышать целебным воздухом. Что же касается сельского хозяйства, когда автобус поднялся на смотровую площадку и нас пригласили выйти и полюбоваться видом, то прежде всего мы полюбовались метульскими огородами. Раньше жители поселка обрабатывали ровные земли в долине, но после сорок восьмого года эта территория отошла к Ливану и теперь граница подпирает окраину города. Пришлось переносить плантации на другую сторону – там земля более холмистая, но судя по результатам, метульцы с этим справляются.
Налюбовавшись видим Метулы и окрестностей, мы подняли глаза выше и восхитились Хермоном. Снежная шапка на вершине смотрится очень красиво.
А дальше, мы отправились собственно в заповедник Нахаль Аюн. Там уже, естественно, мы двигались уже исключительно на своих двоих – никаких автобусов, поднимающих тебя на горку. Не могу сказать, что не было моментов, когда я об этом жалела. Весь заповедник, по моим ощущениям, это глубокий разлом в горах, по которому мы и передвигались вверх-вниз, то по каменным, то по деревянным ступеням разной высоты и удобства. Прогулка наша началась с резкого спуска вниз, к первому, самому маленькому из трех водопадов, водопаду Аюн.  
Прогулка наша началась с резкого спуска вниз, к первому, самому маленькому из трех водопадов, водопаду Аюн. Мы спустились по узкой лестнице из больших кусков камня, прошли немного по дну ущелья, перешли по мостику из тонких планок через метровой ширины ручей и увидели сам водопад.

  
Точнее, сначала мы его услышали – Аюн, хотя и самый маленький, но довольно шумный. Вода в нем очень чистая, потому что это не просто растаявший снег с Хермона. Я не крупный специалист в геологии, но смысл того, что рассказал нам экскурсовод Алекс примерно такой: горная гряда сформировалась так, что на основании из известняка лежат базальтовые глыбы. Поэтому растаявший снег, который ушел в гору, не может подняться на поверхность – базальт не пускает. Вода спускается к подножию Хермона, просачиваясь через известняк (вот вам и идеальная фильтрация) и вырывается водопадами уже на территории заповедника. Впрочем, вся эта чистота исчезает в глинистое ложе ручья – берущий начало от водопада, дальше ручей приобретает неаппетитный мутно-зеленый цвет.
От Аюна наш путь лежал вверх, причем поднялись мы, перебираясь с камня на камень, по моим ощущениям, гораздо выше того места, с которого начинали спуск. Впрочем, нас никто не торопил, на тропе было достаточно места, чтобы остановиться и полюбоваться полевыми цветами. Цветов было много – цикламены, анемоны, львиный зев, несколько сортов кашек и даже вполне симпатичный чертополох. На открытом месте задержались ненадолго, посмотрели на Ливан. Дело в том, что заповедник примыкает к территории Ливана и выглядит это так: забор заповедника (незатейливая колючая проволока, натянутая между невысокими столбами) – это, собственно, и есть граница. За забором – неширокая дорога, по которой время от времени проезжают пограничники на джипах. Потом снова забор из колючей проволоки и за ним, собственно, Ливан. Пока Алекс нам все это рассказывал, по дороге пропылила машина с тремя погранцами. Народ обрадовался, замахал руками, а наиболее энергичные даже покричали что-то воодушевляющее. На фотографии забор и дорога не видны, но там где начинается поляна с разбросанными по ней валунами, уже Ливан.
Совсем немного прошли поверху и вот уже снова пора спускаться – показался второй водопад – «средний из трех братцев». Называется он Мельница – когда-то там и правда стояла мельница и вроде, ее развалины видны и сейчас. Я, правда, ничего такого не разглядела. Спуск выглядел страшновато, но на самом деле оказался довольно удобным. Шумел этот водопад, как ни странно, совсем не так громко, как Аюн, хотя выглядел гораздо величественнее. А на мой вкус, так и просто красивее. Вообще, из трех водопадов заповедника, мне больше всего понравилась именно Мельница. Падающие с высоты, переплетающиеся струи воды, висящее над ними облако водяной пыли – жаль было уходить от такой красоты.

 
А еще там растут эвкалипты. Их вообще много в заповеднике, но около Мельницы они собрались целой рощицей. Их сюда завезли, в свое время, из Австралии, для осушения заболоченных земель – ученые селекционеры специально работали, чтобы из более чем 90 сортов эвкалиптов выбрать подходящие для местных условий. Районировать удалось только три сорта, но и этого оказалось достаточно. Эвкалипты прижились, хотя основную свою задачу, как сказал Алекс, они не выполнили – у деревьев очень длинные и мощные корни, которые качают влагу с большой глубины. Водой же, которая находится у поверхности, эти «живые насосы» пренебрегают. Тем не менее, эвкалипты заняли свое место в природе севера Израиля, как декоративные деревья. Кроме того, они прекрасные медоносы и эвкалиптовый мед пользуется большой популярностью –я знаю людей, которые предпочитают его цветочному и прочим сортам. Вот только, несмотря на все усилия селекционеров, изменить привычки эвкалипта не удалось – упрямое дерево цветет в декабре, когда в Австралии наступает весна.
Отдохнули в тени эвкалиптов, полюбовались на Мельницу, и снова вверх, с камня на камень – справа стена известняка, с цепляющимися за нее травкой и цветочками, слева… слева, если и не обрыв, то очень крутой склон. Но впереди – Танур, по-русски Печка, самый большой водопад заповедника Нахаль Аюн!

 
Итак, впереди – Танур, а по-русски Печка, самый большой водопад заповедника Нахаль Аюн! Сначала поднимаемся вверх, потом немного спускаемся и снова поднимаемся. Тропа довольно узкая, поэтому двигаемся со скоростью самого медленного экскурсанта, желающих обогнать тихоходов не наблюдается. Если кто-то останавливается, чтобы сделать несколько фотографий, народ терпеливо ждет. В конце концов, мы никуда не опаздываем, подождет нас водопад, никуда не денется. А свободную минуту можно использовать, чтобы отдышаться и поглазеть по сторонам, умиляясь на простенькие полевые цветочки. Алекс знает названия, кажется, всех растущих в заповеднике растений и с удовольствием делится с нами, но объем информации, к сожалению, слишком велик. Единственное, что я запомнила, это что невысокие кусты, сплошь покрытые желтыми цветами, относятся к семейству акаций. Анемоны (на иврите они называются колониот) я узнала самостоятельно. Эти цветочки очень похожи на обычные степные маки, но у них нет семенной коробочки. В Ашкелоне анемонов тоже много, весной ими украшены все пустыри.
Наконец, мы добираемся до самой верхней смотровой площадки – отсюда очень хорошо видна дорога, которую нам предстоит пройти. Я смотрю на нее с тихим ужасом – у меня уже сейчас колени подгибаются от усталости. Очевидно, на остальных физиономиях отражаются сходные чувства, потому что Алекс жизнерадостно заверяет нас: дорога совсем не так страшна, как выглядит и минут через десять, в крайнем случае, пятнадцать, мы будем на месте. Разве что, самые медлительные потратят побольше времени и спустятся – через двадцать-двадцать пять минут. Не могу сказать, что его слова меня утешили. По-моему, за пятнадцать минут здесь можно спуститься одним единственным способом, просто скатившись с горы. А если двигаться более привычным и безопасным способом, то, судя по моему состоянию, на спуск мне понадобится часа два. Но делать нечего, не оставаться же на этой смотровой площадке. Я глотнула водички, вытерла пот со лба и бодро поползла вниз.
К моему удивлению, Алекс оказался прав, прошло не больше двадцати минут, а мы уже стояли около Печки, самого большого, восемнадцать метров высоты, водопада заповедника. Почему этот водопад называется именно Печка, я так и не поняла. То есть, Алекс объяснил, что название свое Печка получила из-за того, что вода вытекает, словно из каменной трубы, похожей на трубу печки. Не знаю, не знаю. Он, конечно, специалист, и я ему верю, но ничего похожего на печку или хотя бы на печную трубу, мне там разглядеть не удалось. Вообще, Печка, несмотря на большую высоту, произвела на меньшее впечатление, чем Мельница – тоже красиво, но совсем не так внушительно. А может, я к тому времени просто устала.
На этом, собственно, наш поход по заповеднику и закончился. Мы зашли в него на вершине горы, чуть больше двух часов поднимались и спускались по крутым тропам-лестницам, и вышли внизу, к стоянке, на которой нас уже ждал автобус. Добрый Алекс дал нам полчаса, чтобы подкрепиться – в самом заповеднике поляны для пикников не предусмотрены, а здесь, у входа (точнее, у выхода), стоят удобные деревянные столы с лавками и вместительные урны для мусора. Между столами протекает небольшой ручей – исток его, естественно, в заповеднике, а вот куда он направляется дальше, это так и осталось тайной. Притомившиеся за два часа пешей прогулки детишки (в нашей группе их было немного, человек пять) сразу оживились и, пока их родители выставляли на столы прихваченные из дома припасы, радостно принялись швырять в ручей камни. Кажется, они соревновались, у кого брызги полетят выше.

 
Автор статьи: Ирина Комарова
www.aramakonstantin.com
Погода от Метеоновы по г. Иерусалим Погода от Метеоновы по г. Тель-Авив
Погода от Метеоновы по г. Эйлат Погода от Метеоновы по г. Хайфа
Еврейские праздники